Общество

HRW раскритиковал Таджикистана за подавление протеста в ГБАО и нарушения прав человека

162views

Всемирный доклад этой международной правозащитной организации был опубликован сегодня, 12 января 2023 года. Публикуем полный доклад без пересказа и изменений.

В 2022 г. власти Таджикистана усилили наступление на права человека и основные свободы на фоне силового подавления мирных протестов в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) и возбуждения против правозащитников надуманных уголовных дел в отместку за их профессиональную деятельность.

Поводом для репрессий в ГБАО послужили протесты против преследования региональными и центральными властями представителей памирского этнического меньшинства. За пределами ГБАО журналистов и блогеров преследовали за освещение этих событий и последовавшей в июне «контртеррористической операции», а также за критику правительства в целом.

Десятки лидеров и рядовых членов запрещенных оппозиционных партий остаются за решеткой по политически мотивированным обвинениям. Домашнее насилие в отношении женщин и девочек по-прежнему широко распространено. В 2022 г. также произошел очередной приграничный конфликт с участием Таджикистана, в ходе которого десятки гражданских лиц были убиты и сотни ранены.

Кризис в Горно-Бадахшанской автономной области

В период ноября 2021 г. – июня 2022 г. как минимум 40 человек были убиты в ГБАО силами безопасности в контексте подавления протестов местного населения против того, что памирцы считали притеснениями и преследованиями со стороны властей.

Власти Таджикистана объявили протесты «незаконными» и заявляли, что они были организованы криминальными группировками, связанными с террористами. В СМИ сообщалось по меньшей мере об одном эпизоде, когда милиция при поддержке присланных из Душанбе военных применила против протестующих резиновые пули и слезоточивый газ. В ходе последовавшей «контртеррористической операции» было арестовано как минимум 46 человек, за участие в протестах сотни человек стали фигурантами уголовных дел или уже предстали перед судом.

Вспышки конфронтации между населением и силовиками регулярно происходят в Горном Бадахшане с 2012 г. на фоне продолжающихся притеснений и преследований памирцев – этнического и религиозного меньшинства, компактно проживающего в этом регионе.

Гражданское общество

В мае правозащитница и журналистка из ГБАО Улфатхоним Мамадшоева, принадлежащая к памирскому меньшинству, была задержана по обвинению в организации майских протестов, которые власти объявили посягательством на конституционный строй. Вскоре после ареста она появилась в эфире государственного телевидения с заявлением, в котором сознавалась в этом и просила у бадахшанцев прощения за последствия. Очевидно, что заявление Мамадшоевой было записано под стражей, однако точные обстоятельства остаются неясными. В декабре Мамадшоеву приговорили к 21 годам тюремного заключения.

В мае были задержаны и допрошены как минимум 13 членов «Комиссии 44» – независимого органа, созданного в 2021 г. для расследования обстоятельств ноябрьских протестов в ГБАО. Семерых позднее отпустили, однако в июне двое были приговорены к 18 годам заключения по обвинениям в организации преступного сообщества и получении финансовой помощи из-за рубежа.

В июле в Душанбе интернет-активист Шодруз Ахроров, выдворенный в марте из России за якобы нарушение миграционного законодательства, был приговорен к шести годам заключения по делу об «экстремистских призывах в интернете». В России он размещал онлайн видео, в которых негативно высказывался об отсутствии поддержки трудовых мигрантов со стороны властей Таджикистана.

Свобода выражения мнений

Власти продолжали жестко ограничивать свободу выражения мнений офлайн и онлайн, возбуждая дела против журналистов, блогеров и активистов за критику и независимую информацию. В отличие от предыдущих лет применяемые статьи включали «экстремизм», «терроризм» и «публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя» – все они предусматривают предельно суровые тюремные сроки. Существует плотная цензура СМИ, немногие оставшиеся независимые издания подвергаются преследованиям.

Главной мишенью были журналисты и активисты, освещавшие протесты в ГБАО, в том числе произвольно задержанные независимые журналисты Хушом Гулом и Улфатхоним Мамадшоева, позже приговоренные к 8 и 21 годам заключения. После интервью с последней четверо журналистов Радио Озоди и телеканала «Настоящее время» подверглись нападению: неизвестные лица отобрали у них аппаратуру и мобильные телефоны, жестоко избили, одному угрожали убийством. Независимое информагентство «Азия-Плюс» после предупреждения Генеральной прокуратуры объявило о прекращении освещения событий в ГБАО, чтобы избежать закрытия за «одностороннюю» подачу информации.

В июне были задержаны и на момент подготовки этого обзора оставались под стражей блогеры Далери Имомали и Абдулло Гурбати, известные своей критикой государственных органов и журналистскими расследованиями в других регионах Таджикистана. Им вменяется статья 307 УК – «участие в деятельности запрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений». Официальные представители запрещенных Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и «Группы 24» заявили, что блогеры не имеют к этим партиям никакого отношения.

Радио Озоди (таджикская служба Радио Свобода) лишено возможности нормально работать из-за отказа МИДа предоставить долгосрочную аккредитацию его журналистам в нарушение законодательства Таджикистана об аккредитации СМИ.

Журналисты независимого эмигрантского канала Azda TV сообщали о продолжении давления со стороны госбезопасности на их оставшихся в Таджикистане родственников, включая угрозы уголовного преследования и ограничения свободного выезда из страны.

Похищения и насильственные исчезновения

В ноябре 2021 г. – августе 2022 г. отмечался рост числа случаев принудительного возвращения лидеров памирской диаспоры из России: как минимум 7 активистов подверглись насильственному исчезновению и вывозу в Таджикистан, в том числе двое памирцев с российским гражданством. Все они впоследствии объявились в Таджикистане, по телевидению показывали заявления некоторых из них о том, что они вернулись добровольно. В таджикской диаспоре высказывались опасения, что после задержания они могли подвергнуться пыткам или иному недозволенному обращению.

Политзаключенные, условия в тюрьмах, пытки

Лидеры и рядовые члены запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана, ранее приговоренные к длительным срокам или пожизненному заключению, остаются за решеткой, несмотря на продолжающие международные призывы к их освобождению. Один из основателей ПИВТ 80-летний Зубайдулло Розик дважды был подвергнут переводу в штрафной изолятор за религиозные беседы с другими заключенными, что запрещено в исправительных учреждениях Таджикистана.

Несмотря на проводимую тюремную реформу, в местах лишения свободы сохраняются проблемы с бытовыми условиями и скученностью. Бунты заключенных в Худжанде и Вахдате в ноябре 2018 г. и мае 2019 г. так и не были должным образом расследованы, виновные не привлечены к ответственности. В результате этих событий погибли при неясных обстоятельствах по меньшей мере 50 заключенных и пятеро охранников. Нерасследованной осталась и смерть 14 заключенных от отравления во время этапирования в июле 2019 г.

По состоянию на сентябрь к тюремным срокам от 8 лет до пожизненного заключения на закрытых процессах были приговорены как минимум 16 из 70 человек, задержанных в контексте майских протестов в ГБАО. Многие, как сообщал один из памирских информресурсов, жаловались родственникам на пытки и недозволенное обращение в СИЗО.

Приграничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном

В ходе сентябрьского приграничного конфликта в Таджикистане погибли по меньшей мере 18 гражданских лиц, в том числе как минимум трое детей. В результате пожара пострадала по меньшей мере одна школа. Власти заявляли о большом числе сожженных жилых домов, однако информации о числе внутренне перемещенных лиц не поступало. Таджикистанская сторона также обвинила кыргызстанские силы в обстреле машины скорой помощи в районе Исфары недалеко от границы, в результате которого погибли находившиеся в машине пятеро членов семьи, в том числе двое детей. По фактам гибели гражданских лиц в ходе приграничного конфликта в апреле 2021 г. расследования не проводилось, к ответственности никто не привлекался.

Домашнее насилие

Проблема семейного насилия устойчиво сохранялась на фоне нежелания или неспособности властей обеспечить эффективное правоприменение закона 2013 г.  «О предупреждении насилия в семье». Закон предусматривает определенные механизмы защиты, однако не вводит отдельную уголовную ответственность за семейное насилие и за супружеское изнасилование и не обеспечивает пострадавшим достаточной поддержки и защиты.

Факторами, осложняющими доступность помощи, особенно в сельских районах, являются стигматизация жертвы со стороны общества и экономическая зависимость от агрессора, недоступность защитных мер, в том числе убежищ, для женщин с инвалидностью и общий дефицит убежищ. Комитет по делам женщин и семьи, как сообщалось в СМИ, назвал насилие в семье одной из главных причин женских самоубийств.

Антидискриминационное законодательство

В июне – июле обеими палатами парламента был принят закон «О равенстве и ликвидации всех форм дискриминации», который вводит такие понятия, как прямая и косвенная дискриминация, сексуальное домогательство и сегрегация. Уполномоченным органом по реализации этого закона определен Уполномоченный по правам человека, которому, в частности, поручается проведение антидискриминационной экспертизы законопроектов. Однако в окончательный вариант закона не вошли такие мотивы дискриминации, как «сексуальная ориентация» и «гендерная идентичность», хотя в исходном тексте они присутствовали.

Ключевые международные акторы

В марте на 49-й сессии Совета ООН по правам человека верховный комиссар Мишель Бачелет отметила сохранение практики подавления политического инакомыслия в Таджикистане и широкое распространение атмосферы страха и репрессий в ГБАО.

В мае представительство Евросоюза в Таджикистане совместно с посольствами Франции, Германии, Великобритании и США выразили обеспокоенность в связи с насилием в ГБАО.

В июле Европарламент осудил запугивания и давление в отношении журналистов и правозащитников в Таджикистане, в том числе работающих по тематике ГБАО, и призвал Душанбе организовать эффективное и независимое расследование столкновений в Горном Бадахшане.

В сентябре и.о. верховного комиссара ООН по правам человека высказалась по ситуации вокруг ГБАО, выразив обеспокоенность в связи с давлением на правозащитников и журналистов, некоторым из которых на тот момент за их активизм грозило от 25 лет до пожизненного заключения.