ИсторияКультураОбщество

Кто такие памирцы? Этническая группа или национальность? Анализ экспертов

119views

Pamir Daily News обратилось к специалистам из памирской диаспоры, чтобы они разъяснили вопрос этнической и национальной принадлежности памирцев. Представляем вниманию читателей анализ этой группы.

Памирцы – самостоятельная этническая группа в составе таджикской\таджикистанской нации

Похоже, что после проваленной попытки таджикской делегации защитить позицию официального Душанбе на Конференции ООН в Женеве, спецслужбы Таджикистана решили пойти путем правового нигилизма в отношении населения Горного Бадахшана. 

«Если не удалось доказать отсутствия насилия в отношении памирцев, то может получиться отрицать их существование», – так со стороны выглядит логика ятимовских ботов, которые последнюю неделю неустанно засоряют ленты таджикского сегмента социальных сетей.  К этой кампании успели присоединиться и так называемая часть «интеллигенции» памирского народа, голос которой, от привычного молчания в тяжелые времена потерял всякую значимость. 

«Нет такой нации как памирцы»! «Памир — это Мургаб»! «Памирских языков не существует, это разные диалекты таджикского языка»! Это приблизительная часть умозаключений, которые используются в антипамирской риторике. Судя по всему, многие ненавистники существования памирских этносов либо до конца не понимают значение терминологий «нация» и «этническая группа», либо осознанно провоцируют искусственный конфликт. Попробуем вкратце разобраться в несостоятельности этих утверждений с моральной и правовой точки зрения. 

Все, кто живут на территории Таджикистана, подчиняются законам этой страны и связывают с ней свою судьбу являются единой политической нацией = таджиками или таджикистанцами. Памирские народности являются неотъемлемой частью этой таджикской/таджикистанской нации, вносили и будут продолжать вносить свою лепту в развитие своей страны и нации. Вместе с тем памирцы являются носителями уникальных языков, самобытной культуры и конфессиональных особенностей, являются коренным населением на своей территории и будут предпринимать все законные шаги по защите и сохранению своей самобытной культуры и автономии. С моральной и правовой точки зрения выходцы из ГБАО являются самостоятельными этническими группами, которые идентифицируют себя как памирцев и идентифицируются населением Таджикистана как «помири» или памирцы.

Более того, это право закреплено в Конституции Таджикистана, где ГБАО выделена отдельной главой, в которой подчеркиваются наличие культурных и исторических особенностей. Всеобъемлющее определение и характеристика статуса и особенности региона приведены в преамбуле Конституционного Закона Республики Таджикистан о Горно-Бадахшанской Автономной Области, «Горно-Бадахшанская автономная область, являясь составной и неделимой частью Республики Таджикистан, обладает особыми географическими условиями, уникальными культурными, духовными и языковыми ценностями» Именно принцип неделимости, признания и сохранения культурной, духовной и языковой уникальности лежать в основе создания автономии, и именно соблюдение этих принципов и требуется от правительства Республики Таджикистан, ни больше и ни меньше. 

Правовые основания для предоставления автономии группам меньшинств — это международно признанный механизм, с помощью которого выполняется обязательство государства предоставить право на самоопределение своим народам. Автономия позволяет группе, являющейся меньшинством в государстве, осуществлять свои права, обеспечивая при этом гарантии единства, суверенитета и территориальной целостности государства. Автономный статус означает, что автономные образования наделяются определенными полномочиями, оставаясь при этом неделимой частью страны. Для того чтобы обеспечить надлежащие условия для сохранения автономии, применяются основные принципы, включая создание правовой основы для автономного статуса. Именно этими правовыми основами являются глава 7 Конституции РТ, Конституционный закон Республики Таджикистан о ГБАО, четвертая статья «Закона о Государственном языке Республики Таджикистан», которая закрепляет за памирскими и ягнобскими языками именно статус языка, а не диалекта и обязывает правительство Республики Таджикистан создавать условия для свободного применения и развития этих языков.

Теперь перейдем в плоскость международного права. Общие договоры ООН по правам человека ратифицированные Республикой Таджикистан также содержат важные стандарты для защиты прав лиц, принадлежащих к меньшинствам. Два из этих договоров ООН содержат специфические положения, касающиеся меньшинств, статья 27 МПГПП и статья 30 КПР. Учитывая широкую ратификацию МПГПП и КПР, каждое государство в мире имеет юридически обязательное обязательство защищать права меньшинств на основе своих добровольных обязательств по международному праву, но не будем на этом останавливаться подробно так как это уже расписано детально в рекомендациях договорных органов ООН для Республики Таджикистан. 

Существование меньшинства в международном праве- это вопрос установление факта и включает объективные факторы (такие как наличие общей этнической принадлежности, география проживания, языка или религии), и субъективные факторы (люди должны идентифицировать себя таковыми). Международным правом общепризнано, что признание статуса меньшинства не является исключительной прерогативой государства, а основываться на приведенных объективных и субъективных критериях.

В совокупности, все принципы автономии и характеристики населения ГБАО, закрепленные уже в национальном законодательстве, и являются бесспорными объективными факторами. 

Вторым условием является субъективный фактор, то есть право на самоопределение и это право, к сожалению, исторически и до сегодняшнего дня официально не было полностью предоставлено памирским народностям. Даже сейчас, так называемая часть «интеллигенции» памирского народа предлагает применить уголовное наказание ко всем, кто идентифицирует себя как памирцы, нарушая при этом нормы конституции и других законов. 

В историческом контексте это право было реализовано в 1926 году, когда всесоюзная перепись населения зарегистрировала в стране 190 этнических единиц, в том числе памирцы были включены в список народностей СССР. При проведении Всесоюзной переписи 1939 г. памирцы ещё продолжали фигурировать в качестве самостоятельных групп, но уже в составе таджикского народа. Перепись 1939 г. носила, таким образом, двойственный характер: памирские народности были окончательно записаны «таджиками», но ещё фиксировались официально как отдельные этнические сообщества. Начиная с 1950-х гг. началась ускоренная политика ассимиляции народов Памира, в частности языковой ассимиляции и уничтожение памирских языков. В качестве яркого примера этой политики может послужить факт уничтожения в 1972 г. всех книг на шугнанском в фондах государственной публичной библиотеки им. Фирдавси в Душанбе. 

Дискуссии об идентичности памирцев стали публичными в 1988–1989 г с публикацией в журнале «Советская этнографии статьи «Время стирать “белые пятна”» С.В. Чешко, где ученый выступил с предложениями о пересмотре национальной политики в стране, в качестве примера приведя ситуацию в ГБАО. Как писал С.В. Чешко, эти народы по вине руководителей Таджикистана с 1959 г. исчезли из официальных статистических списков народов СССР, игнорировались их этнические особенности и языки. Автор подверг критике тех, кто объявил памирские языки диалектиками персидского языка. В современной практике это право на самоопределение официально реализуется памирцами проживающими в Российской Федерации еще с 2010 года по данным переписи населения В Республике Таджикистан за памирскую самоидентификацию в период переписи населения людям могут по понятным причинам устроит травлю, вплоть до уголовной ответственности. Однако это не мешает в быту памирцам себя идентифицировать таковыми и быть воспринятыми таковыми своими соотечественниками. 

Идентичность памирских народов — это реальность, закрепленная в законодательстве Таджикистана и находящаяся под защитой Международных конвенций и институтов. Игнорировать эту реальность не имеет никакого смысла и чревато конфликтом и дестабилизацией. В то же время утверждение о том, что памирцы являются отдельной нацией, является ошибочным. Памирцы самостоятельная этническая группа, коренное населения Горного Бадахшана, являющиеся этноконфессиональным меньшинством в составе таджикской нации, которая должна быть официально признана таковой.  Переводить вопрос в политическую плоскость, чем занимаются таджикские спецслужбы, является стратегической ошибкой, которая подорвет стабильность и национальное единство в Таджикистане. Памирцы составляют три процента от общего состава населения Таджикистана и никаким образом не могут представлять угрозы его существованию.

Более того, за всю историю существования Таджикистана представители памирских народностей вносили большой вклад в развитие своей страны. Понятие таджикистанская национальная принадлежность — это верхняя ступень самосознания памирцев, и это никогда не поменяется. Но это не означает, что у памирцев отсутствует этническое самосознание. Вопрос признание факта существования памирцев в Таджикистане сейчас или в будущем будет одним из фундаментальных консенсусов стабильности и процветания Таджикистана. Признание и сохранение языкового, религиозного, этнического и культурного разнообразия должно восприниматься как достояние нашей страны, а никак дестабилизирующий фактор. Именно признание разнообразности и создания одинаковых условий для всех является основой укрепления нашей общей таджикской национальной идентичности.