АналитикаИсторияОбщество

Год назад государтсвенному террору был подвергнут Мамадбокир Мамадбокиров

501views

Ровно год назад 22 мая 2022 года в Хороге был убит народный лидер Мамадбокир Мамадбокиров. Власти Таджикистана назвали его убийство “следствием внутренних разборок”. Близкие к Мамадбокиру лица уверены, что это был государственный террор, осуществленный спецслужбами Таджикистана.

Источники Pamir Daily News отмечали, что после убийства Мамадбокирова над его телом несколько минут летал дрон, который записывал, процесс убийства и наступления смерти. “Позже эту запись Абдурахмон Аламшохзода (Бузмаков) лично продемонстрировал Эмомали Рахмону, за что позже был награжден и повышен в звании”, – рассказал источник в МВД Таджикистана.

Через несколько дней после смерти полковника Мамадбокирова Радио “Озоди”, написало о его портрете. В годовщину со дня его убийства мы решили перепоубликовать данный материал.

Кем был на самом деле Мамадбокир?

59-летний отставной полковник погранслужбы ГКНБ Таджикистана Мамадбокиров, известный в народе как Бокир, никогда официально не проявлял политических амбиций. Хотя его влиянию на процессы в ГБАО и степени известности позавидовали бы многие депутаты и губернаторы Таджикистана.

Секрет такого «политического» успеха стороны объясняют по-разному. Правоохранительные органы в своих сводках еще с 2012 года систематически отмечали, что Мамадбокиров был организатором преступного сообщества в микрорайоне Бархорог, имел в своем распоряжении большое количество оружия, занимался бандитизмом, похищением людей, организацией беспорядков и даже убийством и изнасилованием.

Согласно опубликованной информации на страницах, близких к спецслужбам Таджикистана, с 1995 года по 2022 годы против Мамадбокирова возбуждено 34 уголовных дела. Однако все это время Бокир оставался не только «на плаву», но и пользовался большим авторитетом в обществе.

Его близкие уверяют, что он был жестким, но не жестоким человеком, способным на убийства и другие тяжкие преступления, а публикации против него – попытка очернить его имя перед населением. Его конфликты главным образом возникали с представителями силовых структур области, отмечают они, но поскольку его авторитет был непререкаемым, особенно среди молодежи, силовики старались его обходить, чтобы лишний раз не обострять ситуацию.

От Тавильдары до Мургаба

В девяностые годы Мамадбокир в составе вооруженных сил Объединенной таджикской оппозиции активно участвовал в боевых действиях в районе Тавильдары. После подписания мирного соглашения между ОТО и правительством Таджикистана в 1997 году, он получил звание полковника и возглавил одну из приграничных частей Мургабского района на границе с Китаем и Кыргызстаном.

«Когда российские войска начали покидать приграничные районы ГБАО, многие таджикские военные были в замешательстве. Не было еще опыта самостоятельной охраны границы, содержания частей и т.д. Система во многих местах начала давать сбой. И в это время Бокир очень неожиданно для многих показал себя эффективным и волевым руководителем. Несмотря на тяжелые времена, он находил средства и возможности, чтобы превратить свою часть в одну из наиболее образцовых», – рассказывает близкий друг Мамадбокирова.

По его словам, своих солдат, вне зависимости от их региональной принадлежности, он продолжал поддерживать и после службы, занимаясь вопросами их трудоустройства, организацией их свадеб и т.д., чем завоевал среди молодых людей еще больше авторитета.

«Восемь тяжелых лет я потратил на защиту государственной границы Таджикистана. Моя часть считалась одной из передовых, но без всяких оснований меня уволили. Причина была в том, что я поджал хвост некоторым чиновникам, когда поймал 730 кг героина в 2007 году. После этого они объявили меня врагом», – рассказал в интервью Радио Озоди в 2012 году Мамадбокиров.

Военный в гражданской форме

По словам его близкого родственника, Мамадбокир начал политизироваться после того, как ушел из армии. Тогда же у него начались конфликты с представителями властей. «Он был очень эмоциональным и резким на высказывания. Мог на эмоциях совершать необдуманные действия, обидеть даже очень близких для себя людей, но потом переосмыслял свои действия, приходил в себя и извинялся», – рассказывает его близкий родственник.

Он отмечает, что в середине восьмидесятых годов Мамадбокиров избил в Душанбе иностранного студента из Афганистана, на которого пожаловалась его землячка. В результате суд приговорил его к четырем годам колонии.

В 2018 году неформальные лидеры ГБАО подписали протоколы об официальном предупреждении о том, что будут воздерживаться от незаконных действий. После этого их пригласили в столицу и устроили им турне по другим регионам Таджикистана. Мамадбокиров тогда официально отказался от приглашения силовиков.

«В последние годы он чувствовал на себе огромное давление. С одной стороны власть закручивала гайки, с другой к нему приходили люди и жаловались на беспредел силовых структур. Осознавая всю опасность, он был вынужден реагировать и идти на конфликты поскольку чувствовал свою ответственность», – говорит один из приближенных Мамадбокира.

Он отмечает, что финансовая составляющая Бокира оставляла желать лучшего. Он жил за счет оставшегося у него в Мургабе поголовья яков и ездил на старом «Опеле-Зафира».

«Прикомандированные силовики зачастую удивлялись, когда понимали, что слухи о безмерных богатствах Бокира просто миф и он самый обычный гражданин, который открыто говорит о своей позиции», – отмечает наш собеседник.

«Мамадбокир как продукт своего времени»

Оппозиционный политик и некогда близкий к Мамадбокирову Алим Шерзамонов говорит, что «власти ошибочно полагают, что проблемы региона исходили от Мамадбокира». “Они действительно считают, что люди во всех регионах одинаковы и раз в других местах у них получилось, то получится и в ГБАО. Но есть объективные факторы социального развития. Мы присоединились к Таджикистану в 1929 году. До этого регион никогда в своей истории не был присоединен ни к одному государству таким унитарным образом и всегда сохранял автономию в управлении”, – рассказывает Шерзамонов.

В этом обществе люди были равны, а дехкане могли обращаться даже к наместнику амира на «ты», потому что другого вида обращения в этих языках не было и нет. Это не хорошо и не плохо. Такая ментальность обусловлена экономическим развитием региона. Поклоны и дипломатия начинается там, где развивается экономика и производство, а быт определяет сознание. По этой причине, например, ментальность на Памире и в Худжанде будет отличаться в ближайшие сто лет», – полагает Шерзамонов.

В таком обществе, по его словам, всегда будет запрос на такие лица как Мамадбокир, которые со временем превращаются в некую неформальную инстанцию.