КультураОбщество

Анализ фильма на ТВ Бадахшон от Newreporter

43views

В эфире государственного таджикского телеканала «Бадахшон» вышел документальный фильм, в котором была сделана попытка расследовать причины недавних митингов в Хороге — областном центре Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО). В конце ноября в Хороге люди вышли к зданию администрации с акцией протеста после спецоперации силовиков, в результате которой был убит 29-летний Гулбиддин Зиёбеков. В новом фильме впервые приводится расширенная позиция власти, которая до этого старалась не комментировать хорогские события. После выхода картины «Азия-Плюс» сообщила, что жители на юге Таджикистана стали останавливать машины, следующие в ГБАО, чтобы предъявить им претензии. 

Медиакритик «Нового репортёра» Навруз Каримов посмотрел этот фильм.

Как обычно это бывает на государственных телеканалах, сюжет картины начинается с восхваления стабильности и достигнутых успехов за время независимости Таджикистана. На экране мелькают кадры новых дорог, зданий, мирных пешеходов, гуляющих по улицам городов, и природы Таджикистана. Переходя к делу Гулбиддина Зиёбекова, закадровый голос утверждает, что молодые люди подвергаются воздействию «внешних сил» и совершают преступления, подрывающие спокойствие всего общества.

Погибшего Зиёбекова называют «обвиняемым» (или «виновником») в деле о применении пыток в отношении помощника прокурора Рошткалинского района ГБАО. Утверждают, что он открыл огонь в сторону сотрудников правоохранительных органов и пытался избежать следствия. По данным прокуратуры, Зиёбеков в феврале 2020 года якобы взял в заложники помощника прокурора района Рошткала Абдусалома Абирзоду и удерживал его восемь часов. В связи с этим эпизодом в отношении Зиёбекова и его «подельников» были возбуждены уголовные дела, но подозреваемые «проигнорировали неоднократные звонки следователей и не явились для дачи показаний». Тогда силовики пошли за Зиёбековым сами, в результате чего мужчина погиб от огнестрельного ранения. Детали смерти Зиёбекова в фильме остаются нераскрытыми, закадровый голос лишь сообщает, что он погиб по дороге в больницу.

https://youtube.com/watch?v=NpvIDT2zRa4%3Ffeature%3Doembed

https://youtube.com/watch?v=NpvIDT2zRa4%3Ffeature%3Doembed

Между тем, по словам участников митинга, которые приводили в своих публикациях независимые СМИ, на самом деле помощника прокурора задержали после того, как он приставал к одной из жительниц Рошткалинского района. Очевидцы утверждали, что девушка обратилась к родственникам, и вместе с другими жителями они задержали виновника и потребовали от него извинений. И эту версию в фильме озвучат, но по-другому и чуть позже.

Для начала журналисты поднимут биографию Зиёбекова и расскажут, что он якобы участвовал в нескольких инцидентах на территории ГБАО и призывал людей к беспорядкам в 2018-м и 2019-м годах. Фактов, которые доказали бы его участие в этих инцидентах, журналисты в фильме не озвучат, но покажут кадры, предположительно из зала здания исполнительного органа государственной власти Рошткалинского района, в который, по словам диктора, 160 молодых людей под предводительством Зиёбекова зашли толпой, спорили с властями, и Зиёбеков говорил, что может «устроить переворот».

Очернение репутации — довольно популярный приём, который в данном случае использовали, чтобы избавить зрителей от симпатии по отношению к погибшему. В течение восьми минут про Зиёбекова говорят так, что зрителю остаётся только оправдать действия силовиков. Естественно, пострадавшей стороне возможности высказаться не дали.

Но о девушке, за которую якобы заступился Зиёбеков, журналисты сказали и даже назвали её имя и возраст. Авторы фильма показывают табуляграмму телефонных звонков и сообщают, что в следствие проверок выяснилось — Абирзода ни разу не предлагал девушке встретиться. Для большей убедительности авторы пригласили на интервью бывшего главу ГБАО Ёдгора Файзова, который в 2019 году был лично вовлечён в конфликт между девушкой и помощником прокурора.

В 14-минутной беседе Ёдгор Файзов обвиняет некоего Хабиба Махмадова — сотрудника местной милиции — в том, что он взялся помочь девушке с выдачей загранпаспорта (за 300 сомони и козу), но когда не смог выполнить обещанное, направил её к Абдусалому Абирзоде — тому самому помощнику прокурора.

«Таким образом, если мы посмотрим на дело с этой точки зрения, то проблему инициировал именно Хабиб Махмадов», — говорит в интервью Ёдгор Файзов, при этом он отрицает наличие харрасмента со стороны помощника прокурора. В качестве доказательства приводит слова самой девушки и табуляграмму телефонных звонков.

«Когда я спросил девушку об оскорблении, предложении сексуальных отношений, она ответила, что такого не было, он просто предложил встретиться. Как можно обвинять этих людей, если они даже не встретились?» — говорит бывший глава ГБАО.

В фильме свою правовую оценку действиям Зиёбекова и государственных органов даёт и эксперт — юрист Акбарали Карими, читающий своё мнение по бумажке. По его словам, все поступки Зиёбекова расцениваются как серьёзное нарушение закона, а действия правоохранительных органов — исключительно в его рамках.

Неуважение к закону со стороны Зиёбекова подчёркивается и тем, как он якобы в 10 часов ночи включил громкую музыку перед зданием ГКНБ Рошткалинского района и кричал: «Я Зиёбеков Гулбиддин и буду вести себя так, как хочу. Никто не сможет мне ничего сделать». Кадров, доказывающих этот факт, нет, остаётся верить на слово начальнику УВД Рошткалинского района, который рассказывает об этом инциденте.

Говоря о митинге, в фильме заявляют, что его организаторы — члены преступной группировки, которые создали на главной площади Хорога незаконный митинг для реализации своих «корыстных целей». Эти заявления сопровождаются и кадрами с камер видеонаблюдения, на которых группа молодых ловит и избивает мужчину, лица которого не видно.

О требованиях, выдвинутых митингующими, не говорится ни слова (хотя они были), при этом подчёркивается, что сами люди не выполнили распоряжения главы ГБАО, который 27 ноября вышел к протестующим и потребовал от них освободить площадь. На этом освещение деталей митинга заканчивается. Но фокус на протестующих, которые нанесли вред государству, продолжает оставаться центральным.

Неожиданный поворот сюжетной линии от «членов преступной группировки» к природной красоте Памира на 33-й минуте картины кажется странным, но буквально через минуту всё становится понятно. В первый же день протестов жители Хорога перекрыли дороги, ведущие в Душанбе, вырубив близлежащие деревья. Помимо логистических издержек от грузоперевозок, авторы фильма подсчитали и вред, нанесённый природе: 61 вырубленное дерево.

Далее авторы решаются на шаг, полностью противоречащий идеям, заявленным в начале фильма — стремлении к укреплению единства государства и нации, — и вставляют отрывок интервью с дальнобойщиком из Куляба, пострадавшим от перекрытия дорог в Хороге.

«Это разве по-мужски? Народ Памира, не совершайте подобных поступков, ведь вы тоже проезжаете через Куляб! Мы тоже можем ожидать вас у АвтоВАЗа и отбирать ваши вещи, мучить вас», — возмущается водитель.

Ожидаемая реакция жителей Куляба последовала через два дня после того, как фильм вышел в эфир госканала. Очевидцы сообщили редакции «Азии-Плюс»,

что 20 молодых людей останавливали машины с номерами ГБАО на выезде из города Куляба и угрожали водителям и их пассажирам расправой.

В общем, фильм можно рассматривать как расширенный отчёт правоохранительных органов о проделанной расследовательской работе через неделю после хорогских событий. Приводятся фамилии «преступников», хотя решение суда ещё не было вынесено, их приглашают сотрудничать со следствием, чтобы облегчить свою участь.

Авторы явно постарались показать силу и возможности правоохранительных органов и их готовность пресекать любые «вольности». На последних минутах народ призывают не связываться с «организованными преступными группировками», которые подрывают спокойствие на Памире и отбрасывают развитие региона на десятилетия назад.

И, конечно, не обошлись без сравнительного приёма, который уже стал клише для госканалов. Ёдгор Файзов, как любой уважающий себя государственный чиновник, говорит о том, что народ должен не забывать и быть благодарным за то, что регион преобразовался за годы независимости. И закадровый голос напоминает, что, согласно 6 статье конституции Республики Таджикистан, выступать (и вносить изменения — прим. ред.) от имени всего народа имеют право только президент и представители обеих палат парламента. И никто больше.

За весь фильм представителям гражданского общества, которые вовлечены в расследование хорогских событий (это было одним из требований митингующих), дали слово на 44-й минуте, но ничего, кроме «процесс расследования идёт в соответствии с законом Республики Таджикистан», они не сообщили. Финальная нота прозвучала в патриотическом духе: борьбу против оппозиции (конечно, преступной) назвали борьбой за спасение культуры, национальности и самоидентичности таджикского народа.