Культура

Принц Рахим Ага Хан встретился с главой МИД Таджикистана Сироджиддином Мухриддином

42views

Информация о встрече опубликована на официальных страницах МИД Таджикистана в социальных сетях. Переговоры прошли на фоне не простых отношений правительства Таджикистана и Организации Ага Хана по развитию (AKDN).

«Сегодня, 8 декабря, в городе  Париже в рамках рабочего визита во Францию прошла встреча Министра иностранных дел Республики Таджикистан Сироджиддина Мухриддина с Принцем Рахимом Ага-Ханом. В ходе встречи стороны рассмотрели вопросы текущего состояния дел и способы улучшения механизмов двустороннего сотрудничества между Республикой Таджикистан и Организацией Ага Хана по развитию», – говорится в коротком сообщении. О других подробностях встречи ничего не говорится.

Последний раз президент Таджикистана Эмомали Рахмон и принц Ага Хан IV встречались в Париже в ноябре 2019 года в ходе визита Рахмона во Францию. В то время официально было заявлено, что стороны обсудили совместные проекты и выразили готовность к дальнейшему расширению сотрудничества.

Натянутые отношения

Но за последний год власти Таджикистана и лично Эмомали Рахмон фактически пересмотрели свою политику в отношении Организации Ага Хана по развитию, хоть и на официальном уровне об этом не было сказано.

За полгода Фонд Ага Хана в Таджикистане был подвергнут беспрецедентному давлению и проверкам. Pamir Daily News сообщало о возможной конфискации Центрального парка Хорога, лицея Ага Хана, зданиях Первого микрофинансового банка, MSDSP и отеля Серены в Хороге.  Принято ли окончательное судебное решение по этим объектам являющимися собственностью Фонда Ага Хана, неизвестно. Также была закрыта образовательная программа ITREB, молельные дома, построенные частными лицами в разных уголках области.

Месть за игнор?

Отношения к Фонду Ага Хана резко поменялось после визита Эмомали Рахмона во Францию в октябре 2021 года. Тогда встреча с принцем Ага Ханом не состоялось. Президент Таджикистана поговорил в кулуарах культурного мероприятия ЮНЕСКО с принцем Рахимом Ага Ханом (старший сын принца Ага Хана IV). О деталях встречи ничего не было опубликовано. Однако источники Pamir Daily News тогда сообщали, что Рахмон хотел поддержки Ага Хана по вопросам Афганистана. В частности, поддержки антиталибской повестки Душанбе. Известно, что Ага Хан придерживается нейтральной позиции в таких острых политических вопросах, что позволяет ему оказывать гуманитарную поддержку, в том числе, Афганистану, где проживает многомиллионная исмаилитская община.

Неизвестно, чем закончился разговор Рахмона и принца Рахима Ага Хана, но через некоторое время после прибытия в Душанбе президент Таджикистана снял с должности главу ГБАО Ёдгора Файзова, сделавшего имя и карьеру работой в Фонде Ага Хана и все это время считающегося фактором стабильности в ГБАО. Вместо него на эту должность был назначен бывший зам глава ГКНБ Таджикистана Алишер Мирзонабот.

С этого момента начался процесс дестабилизации в ГБАО, сопровождающейся демонстрациями митингами, массовыми убийствами и посадками демонстрантов.

Погоня за двумя зайцами

Для снижения антагонистических настроений среди памирцев   Имам исмаилитов Ага Хан IV дважды за последний год обратился к памирской общине с просьбой отказаться от противостояния с властями. После его обращения 22 мая был убит неформальный лидер Мамадбокир Мамадбокиров, а в регионе продолжились широкомасштабные репрессии, в том числе, против Фонда Ага Хана.

В социальных сетях фейковые страницы, принадлежащие ГКНБ Таджикистана, неоднократно публиковали материалы против Фонда Ага Хана, обвиняя эту структуру в подрыве стабильности в ГБАО и призывая к ее ликвидации в Таджикистане.

Однако доподлинно известно, что это организация в годы гражданской войны и Поствоенное время выполняла социальные функции государства в Бадахшане, а после окончания конфликта ее проекты начали расширяться и в других регионах.

Но вмешиваясь в гражданские права населения ГБАО, заставляя их не выступать против политики центра, Фонд Ага Хана сильно подорвал свои позиции внутри общины. Многие считают руководителей этой организации ответственными за продолжающийся геноцид коренного населения Памира, так как они всеми силами пытались деполитизировать населения ГБАО и годить Эмомали Рахмону.

Власти Таджикистана вместо того, чтобы отблагодарить их за попытки привить лояльность памирцам, наоборот продолжают видеть в их лице угрозу своему существованию.