Новости

Нарушения прав человека в Таджикистане: лицемерие Запада?

426views

Все, кто должны знать – знают о вопиющих нарушениях прав человека властями Таджикистана. Почему же тогда так мало правительств других стран обращают на это внимание и предпринимают конкретные меры?

Беглый обзор основных сайтов по правам человека показывает, что они содержат следующие комментарии и заключения:

Human Rights Watch (Хьюман Райтс Уотч)

“В 2022 г. власти Таджикистана усилили наступление на права человека и основные свободы на фоне силового подавления мирных протестов в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) и возбуждения против правозащитников надуманных уголовных дел в отместку за их профессиональную деятельность”.

Amnesty International (Международная Амнистия)

“Десятки протестующих этнических памирцев были убиты силами безопасности в результате жестокого подавления демонстраций в ходе “антитеррористической операции” на востоке страны. Активисты, местные лидеры, журналисты и блоггеры были арестованы и осуждены в рамках несправедливых судебных процессов. Многие из них сообщали о том, что их подвергали пыткам”. 

Minority Rights Group

“Международная группа по правам меньшинств (MRG) вновь выражает глубокую обеспокоенность по поводу обвинений и последующих приговоров, выдвинутых против активистов-[правозащитников] и журналистов. Не было никаких подтверждений предъявления достоверных обвинений или соблюдения предусмотренных законом процедур, и вполне вероятно, что любые “признания” были получены с помощью пыток и других форм принуждения.”

World Organisation Against Torture

“Власти все больше ограничивают правовое пространство для правозащитных организаций и независимых адвокатов в предоставлении помощи жертвам нарушений прав человека, включая пытки.”

Специальный докладчик ООН по вопросу о правозащитниках

“Власти Таджикистана должны радикально улучшить положение своих правозащитников и развеять усиливающуюся атмосферу страха, заявила сегодня независимый эксперт ООН после двухнедельного официального визита в страну.”

Специальный докладчик ООН по вопросам религиозной свободы

“… возможности для осуществления свободы религии или убеждений угрожающим образом далеки от гарантий, предусмотренных международным правом в области прав человека, которые Таджикистан обязался соблюдать.”

Специальный докладчик ООН по вопросам меньшинств

“Жесткая реакция правительства, направленная на прекращение протестов памирского меньшинства, в виде арестов, чрезмерного и незаконного применения силы и привлечения армейских подразделений является непропорциональной и вызывает глубокую тревогу.”

Freedom House

“Авторитарный режим президента Эмомали Рахмона, правящего с 1992 года, жестко ограничивает политические права и гражданские свободы. Политическая оппозиция была полностью уничтожена  в результате продолжающейся в последние годы репрессивной кампании, а правительство осуществляет жесткий контроль над религиозным самовыражением и деятельностью. Ресурсы и власть все больше концентрируются в руках президента и его семьи.”

Государственный департамент США

“Существенные проблемы в области прав человека включают достоверные сообщения о: произвольных или незаконных убийствах; пытках и жестоком, бесчеловечном или унижающем достоинство обращении со стороны правительства; тяжелых и опасных для жизни условиях содержания в тюрьмах; произвольных арестах и задержаниях; политических заключенных; транснациональных репрессиях против лиц в другой стране; серьезных проблемах с независимостью судебной системы…”

Делегация ЕС в Таджикистане

“Необходимо укреплять верховенство закона и улучшать функционирование правовой системы”.

И дальше, в том же духе.

Никто из тех, кто сотрудничает с таджикским режимом, теперь не может делать вид, что не знает, что права человека нарушаются ежедневно. Так почему же они молчат?

Два основных западных игрока в дипломатических отношениях с Таджикистаном – это, несомненно, США и Европейский Союз. Следует отметить, что власти Таджикистана довольно мастерски играют слабыми картами. Близость к России и Китаю как соперникам западных стран побуждает Таджикистан отказываться от взаимодействия с Западом по вопросам прав человека. Более того, Таджикистан ведет двойную игру с Россией и Китаем, каждый из которых стремится добиться влияния в Душанбе.

Есть ли у Запада рычаги давления? С одной стороны, несмотря на военные действия России, страны Центральной Азии, включая Таджикистан, стараются не втягиваться в войну с Украиной

В Таджикистане Китай больше боятся, чем любят, и к китайским намерениям относятся с подозрением.Передача земли Китаю в восточном Таджикистане в 2011 году, в результате которой также были переданы значительные минеральные ресурсы, является фактором, способствовавшим противостоянию жителей региона центральному правительству. Кроме того, репутация китайской инициативы “Пояса и пояс” как долговой ловушки для развивающихся стран, безусловно, присутствует в мыслях таджикского руководства.

Улучшение отношений с Западом, особенно в сфере торговли, в значительной степени отвечает долгосрочным интересам Таджикистана. 

Позиция США неоднозначна. В то время как Госдепартамент осуждает нарушения прав человека, американские военные и ЦРУ тесно сотрудничают с таджикским правительством в деле обеспечения безопасности протяженной границы с Афганистаном. Хотя это соответствует политике США борьбы с исламским экстремизмом, можно утверждать, что репрессии против памирского меньшинства (представители которого являются исмаилитами – последователями Ага-Хана, убежденного противника фундаментализма) на востоке страны в действительности создают менее стабильную границу с Афганистаном. Даже Китай имеет схожие интересы в области безопасности в этом регионе.

Таджикская делегация на недавнем заседании Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации испытывала явный дискомфорт, когда члены комитета задавали вопросы о политике и практиках Таджикистана в области прав человека. Сообщение об этом, несомненно, дошло до Душанбе. Сам президент Рахмон только выиграет, если кто-то осмелится сказать ему правду о международной репутации Таджикистана, и, возможно, увидит ценность некоторого ответа на громкую международную критику, например, освобождения нескольких из наиболее известных лиц, подвергшихся произвольному задержанию.

ЕС, благодаря своему Соглашению о партнерстве и сотрудничестве с Таджикистаном, действующему с 2010 года, вероятно, мог бы оказать большее давление, чем он делает в настоящее время. Учитывая опасность слишком большой зависимости от России и Китая, Таджикистану было бы очень неразумно сворачивать свои отношения с ЕС.

Общая политика ЕС во внешних отношениях заключается в том, что “все договоры и соглашения, подписанные ЕС, должны соответствовать правам человека, определенным уставом ЕС. Это означает, что все органы Совета, занимающиеся иностранными делами, должны включать проблемы прав человека в свою работу”. В настоящее время ЕС ведет переговоры о расширении продлении  Соглашения о партнерстве с Таджикистаном. Эти переговоры включают в себя соблюдение Европейского инструмента демократии и прав человека.

Кроме того, Таджикистан стремится получить доступ к “Общей системе преференций ЕС +” (GSP+). Страны, имеющие право на участие в программе, обязаны соблюдать 27 международных конвенций в области

– прав человека

– трудовых прав

– окружающей среды

– стандартов госуправления

Взамен ЕС снижает до нуля импортные пошлины на более чем две трети тарифных линий продукции, импортируемой из стран-участниц. 

В настоящее время Таджикистан является бенефициаром стандартной GSP ЕС. В 2021 году общий объем импорта в ЕС из Таджикистана составил 162 млн евро. Таджикистан в значительной степени использует преференции, предоставляемые в рамках GSP; около 98% таджикского экспорта в ЕС пользуется льготными тарифами. Несмотря на относительно низкий текущий объем экспорта в ЕС, снижение тарифов до нуля, безусловно, отвечает экономическим интересам Таджикистана и дает возможность диверсифицировать его торговлю. GSP+ также дает ЕС значительные рычаги давления в отношениях с душанбинским режимом.

Однако, неоднократные запросы в пресс-службу и отдел по Таджикистану Европейской комиссии в Брюсселе не дали ответов на основные вопросы:

“Какова текущая оценка ЕС соблюдения Таджикистаном соответствующих международных конвенций?”

“Обусловлены ли текущие торговые переговоры конкретным прогрессом в Диалоге по Правам Человека, ведущемся с 2008 года?”

“Является ли компетентный департамент ЕС по торговым отношениям с Таджикистаном полностью осведомленным о текущей репрессивной политике и нарушениях прав человека со стороны правительства Таджикистана по отношению к коренному и религиозному меньшинству, населяющему ГБАО в целом и к памирским правозащитникам в частности?”

Лицемерие? Судите сами.

Оригинал статьи Уильяма Робертса, 1 июня 2023 года