Новости

Из 14 пожизненно осужденных в Таджикистане за 2022 год, 11 являются уроженцами ГБАО

37views

В прошлом году в Таджикистане к пожизенному заключению было приговорено 14 человек сообщает Радио “Озоди”. Среди них 11 человек являются уроженцами ГБАО. Для сравнения, столько пожизненных приговоров не получили даже боевики, воевавшие на стороне ИГИЛ.

Ахлиддин Меликзода, глава управления статистики Верховного суда Таджикистана, на пресс-конференции в Душанбе в феврале сообщил, что в прошлом году 14 обвиняемым было назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы – это на 6 человек больше, чем в 2021 году.

Одиннадцать пожизненно осужденных – уроженцы Горно-Бадахшанской автономной области:

Власти Таджикистана обвинили их в терроризме, умышленном убийстве с отягчающими обстоятельствами и государственной измене. Родные осужденных к пожизненному заключению считают их невиновными.

Толиб Айёмбеков. Архивное фото

Один из близких родственников Толиба Айёмбекова сказал Радио Озоди, что после вынесения приговора увиделись с ним только один раз.

“Толиб заявил, что с приговором он не согласен. У него имеются заслуги перед государством, президент дважды наградил его медалями. Больше всего он недоволен тем, что его сыну также дали пожизненный срок. Говорит, что он и его сын считают себя невиновными. Родные и близкие добиваются пересмотра уголовных дел, однако адвокаты всячески избегают брать их под защиту», сказал наш собеседник. По соображениям безопасности мы не можем называть его имя.

Оппозиционный политик Алим Шерзамонов считает несправедливыми приговоры к пожизненному заключению лиц, задержанных из-за событий в ГБАО.

Алим Шерзамонов

“У родные нет никакой информации об условиях содержания пожизнено заключенных. К ним не пустили не только Красного Креста, но и ООН. Один из них Имом Шоимширинов не совершал никаких преступлений. Он был гражданским активистом, никогда не оставался сторонним наблюдателем, когда становился очевидцем правонарушений чиновников. В отношении нескольких человек, которых я знаю лично, суды вынесли несправедливые приговоры», говорит Шерзамонов.

Эксперты считают, что увеличение количества приговоров к пожизненному лишению свободы связано с попытками таджикских властей создать атмосферу страха, и тем самим, оказывать давление на сторонников оппозиции и гражданских активистов.

Джамшед Ёров

Джамшед Ёров, юрист и глава «Фонда Бузургмехр», говорит, что судебные процессы в отношении активистов и оппозиционеров проходят при закрытых дверях, поэтому вызывают серьезные сомнения не только приведенные основания для возбуждения дел по этим статьям, но и ход следствия и сам судебный процесс.

«К примеру, имеются ли на самом деле признаки преступления в действиях лица, обвиняемого в насильственном свержении власти, никто проверять не станет. Как известно, в Таджикистане нет независимой судебной системы и суды в целом соглашаются с обвинительным составляющим дела и по факту во время процесса лишь решают вопрос срока наказания», говорит Ёров.

В Таджикистане пожизненное заключение введено в 2004 году, после отмены смертной казни. Применяется оно лишь по нескольким статьям УК Таджикистана – терроризм, умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, государственная измена, изнасилование несовершеннолетних.

Точное количество лиц, осужденных пожизненно, на сегодняшний день неизвестно. По данным на июль 2017 года, в Таджикистане пожизненное заключение отбывали 80 человек. В настоящее время пожизненное заключение отбывают, в частности, Гаффор Мирзоев, бывший командующий Национальной гвардией Таджикистана, Сухроб Лангарев, брат известного командира Народного фаронта Лангари Лангариева, Саидумар Хусайни и Махмадали Хаит – бывшие заместители председателя запрещенной в стране Партии исламского возрождения Таджикистана.

Родные Махмадали Хаита, которые уже восемь лет отбывает пожизненное заключение, неоднократно жаловались на условия содержания и состояние здоровья оппозиционного политика.

Фируз Махмадали

Фируз Махмадали, сын Хаита, говорит, что несмотря на суровые условия содержания, заключенных строго наказывают даже за незначительные нарушения режима.

“Условия содержания моего отца, и других лиц, отбывающих пожизненное заключение, сильно отличаются от условия содержания других осужденных. К примеру, в одной камере находятся определенное количество заключенных, не менее 3-4 человек. «Пожизненникам» положены всего два краткосрочных свидания с родными в год – только на ограниченное время, при охране, через стекло и трубку телефона», добавил Фируз Махмадали.

Власти Таджикистана, как правило, отвергают заявления о пытках и жестоком обращении в исправительных учреждениях страны.

Правительство Таджикистана в 2020 году утвердило программу тюремной реформы. В Стратегии пенитенциарной реформы в Таджикистане, в частности, отмечалось, что количество пожизненных заключенных в стране растет, но нет отдельной тюрьмы для такой категории осужденных, которая соответствовала бы международным стандартам. Власти уже несколько лет в отчетах учреждениям ООН заявляют, что для пожизненных заключенных на территории района Рудаки будет построена новая специальная тюрьма.

Между тем, родные пожизненно заключенных лиц опасаются, что с увеличением количества приговоров к пожизненному лишению свободы по политическим мотивам, условия содержания будут еще более ужесточены.